Чуч и Пуштунка

Город-сказка, город-мечта

Впечатления от 3-5 августа, 2001 г.
Фотографий будет больше. Ждите обновлений. Чуч.

Население нашего чата делится на два класса: те, кто живут в Нальчике, и те, кто живут где-то еще. Сами нальчане как правило критично относятся к своему городу (см. Форум), но вот те, кто живет где-то еще, мечтают хоть раз побывать в легендарной столице КБР.

«Увидеть Париж и умереть» J

* * *

Конечно же, все телефоны, которые мы так долго собирали, остались на работе у Чуча. Закон подлости. Осознали мы этот факт уже в маршрутке, порядочно отъехав от Владикавказа. «Ну ничего, — подумали мы, — все знают, что в субботу в обед мы будем на Центре…»

Из лога:

Чуч: SIMPSON: Да чего обманывать? Я буду с большим кульком и журналом КОРЕЯ в руках.. ;))
 Со мной будет две девушки и один пацан. ;) 
Чуч: SIMPSON: Ева: В субботу мы с Симпсоном идем что ли в Центр.. в районе обеда.. 
 Пока это единственная стрелка забитая..
Чуч: Malu: Мы ориентировочно на Центре свидимся в районе обеда.. 

* * *

Дорога в Нальчик довольно скучна. Она мало отличается от дороги в Дигору или Алагир. Вдоль дороги лишь встречаются надписи на незнакомых языках и люди не очень привычного типажа – впрочем, тоже явные кавказцы.

На границе между двумя братскими республиками контрольно-пропускной пункт. Даже два – один на выезде из Осетии, другой, в расстоянии километра, на въезде в КБР. На въезде всегда контроль строже – мало ли кого пускаешь в дом – и мы долго гуляем вокруг маршрутки, пока люди в форме водили куда-то двух солдат и одного гражданина Грузии. На «таможне» запомнился невероятно огромный, как нартовский герой, дядя с автоматом. Он бы мог без всякого жезла остановить любой, даже грузовой, автомобиль своим торсом. J

Перед постом лихо развернулась гаи-шная машина. Приоткрылась дверь, и бодрый голос крикнул нартовскому герою: «Салам! Дауэ ущыт?» Это приветствие часто приходилось читать на экране, но слышать (и различать в речи) – возможно, впервые. Да, мы были уже в Кабардино-Балкарии и предвкушали встречу с шашлычниками...

* * *

В дороге произошел один очень символичный инцидент. Пуштунка объелась арахиса в сахаре и ей захотелось огурца. Свежего зеленого огурца, которых очень много продают по обочинам трассы в это время года – ящиками, а не по одному.

- Дэушка, тебе огурцы надо?

- Да… Но только один… (голосом капризули)

- Один?..

В мгновение на лице парня-торговца меняется десять гримас недоумения, потом он идет к ящикам, выбирает три самых симпатичных овоща и отдает Пуштунке.

- На здоровье. Какие деньги?!

Пуштунка потом еще много вспоминала этого простого труженика села, который ничего не обещает, но делает... Даже тосты провозглашала на одном застолье. J

* * *

В Интернет-центре КБГУ все было запущено. Первые полчаса нас не пускали внутрь злые дяди на входе. Потом мы проникли-таки в 114-ю аудиторию, но там лишь поглазели на легендарные стены и повидались с Лялей. Кроме Ляли никого из чатовских завсегдатаев там не было. Мы еще посидели полчасика в вестибюле физмата, а потом решили пойти погулять часов до трех.

* * *

В Нальчике мы зашли на базар купить поесть. Базар большой, но порядку в нем мало. В том смысле, что не сразу разберешь, где что искать. Ну мы разобрались. Потом вышли из базара к магазину с именем вроде «Каббалккнига». Чуча сразу осенило, что именно здесь он сможет купить себе чего-нибудь на балкарском. Так и вышло. Перед ним стояла полка с несколькими книгами. Четко было видно только три названия. В каждом было по два слова, по одному из каждого Чуч понял: кюн, жашау и иги. Чуч спросил Пуштунку: «Тебе какое слово больше нравится: день, жизнь или хороший?» «Жизнь», — ответила Пуштунка. И Чуч обзавёлся своей первой балкарской книгой — сборником рассказов Узеира Жулабова «Жашау ызы». И даже не у кого было спросить, что значит то или иное встреченное в книге слово…

* * *

Совсем близко от рынка и магазина редких книг мы нашли широкую красивую улицу. Оказалось, что это и есть легендарный центр — ул. Ленина. А всего в квартале оттуда обнаружилась площадь, на которой стоит Мария[1]. Точнее памятник ей. Чуч много слышал об этом памятнике в частности и всей романтичной истории присоединении Кабарды к России вообще. Поэтому он вручил проходившему мимо ленивому и богато одетому мальчику фотоаппарат и заставил фотографировать.

— Ĉu vi ne timas ke li forkuros kun la fotilo[2]? — спросила Пуштунка, улыбаясь в объектив.

— Нет, ему будет вилы, — ответил Чуч.

Пройдя еще чуть-чуть, мы увидели двух нарядных милиционеров в снежно-белых рубашках. Эти двое блюстителей порядка с лицами благородных джигитов, выросших в курортном городе, были настолько обаятельны, что именно у них Чуч и Пуштунка спросили, как им теперь выбраться к Университету. Милиционеры, явно польщенные своей нужностью, не бросили какое-нибудь "Бесплатных справок не даем" (приходилось такое слышать в Москве), а очень подробно и вежливо объяснили, что надо свернуть направо и идти все время прямо и прямо.

* * *

Облачко, Чуч и Пуштунка перед главным зданием Кабардино-Балкарского Государственного Университета Совершив прогулку по уютной улице Ногмова , по этому ухоженному варианту владикавказской Турханы, Пуштунка и Чуч добрались до физмата. В стекляном крыльце факультета суетился у телефона-автомата roma. Его приезд, в принципе, ожидался, но верить уже было нельзя никому. :)

roma был не один. Около него внезапно сгустилось Нежное Облако Снов. В Центре по прежнему никого не было, ушла даже Ляля. И вот кучка шашлычников (4 человека) снова отправилась гулять.

У Чуча и Пуштунки была стрелка на Долинских озерах с владикавказской девушкой (и ее возлюбленным), у бабушки которой на Искоже они остановились. Облачко вызвалась проводить нас пешком до этого озера. Мол, до него от университета рукой подать. Три наивных владикавказца – Чуч, Пуштунка и roma – согласились.

* * *

Вечером мы возвращались домой через аттракционы. Там с Чучем произошел досадный казус. На скамейке сидели два нетрезвых джигита.

— Слушай, подойди сюда.

— Чего?

Один из джигитов, невероятно крупный молодой человек, принялся в чем-то упрекать Чуча на непонятном языке. Чуч до сих пор гадает, чтo с ним было не так — то ли сарафан у подружки слишком короткий, то ли ее рюкзачок у Чуча на спине, то ли вообще вели себя вызывающе...

— Извини, брат, я по-адыгски не понимаю, — сказал Чуч в полной уверенности, что это именно кабардинский язык.

— Ладно, иди тогда... (после небольшой паузы) Как ты сказал? По-адыгски?! Я — балкарец.

Чуч, конечно, извинился перед пьяным горцем, и расстались они почти друзьями. Но страшные муки стали грызть сердце Чучхе-йца — как он может и дальше учиться в Шашлычке на балкарца, если не узнал на слух «родную» речь? Впрочем, язык рано или поздно можно выучить, а вот заполучить такую внешность, чтоб к тебе обращались по-балкарски — не так-то просто. И теперь Чуч не теряет надежды J

* * *

roma уехал в тот же день, а Чуч и Пуштунка вместе со своими владикавказскими знакомыми, у родственников которых они остановились, устроили маленькую вечеринку на Искоже. Кстати, Искож — родина знаменитого CEO. Если говорить об Искоже подробнее, то стоит отметить высокую плотность торговых точек некрупного масштаба и скудость ночного освещения. По духу Искож чем-то напоминает Владикавказскую Кадиевку, только без девятиэтажек и сo в сто раз более активной торговлей.

Пуштунка в парке. Ходит по клумбам :)В этот вечер нам никто не позвонил. Утром тоже. И на утро все решили поехать в сторону Долинска. На конечной шестого троллейбуса начинается т.н. «терренкур» — прикольная, хоть и запущенная, дорожка на вершину какой-то незначительной горы. По пути мы искупались в речке Нальчик — в отличие от излишне бурного Терека, в Нальчике можно плескаться под водопадами и переходить реку в брод. Погода выдалась тогда как раз - самое то.

Подъем на гору был достаточно затяжным, под конец Пуштунка даже было попросила Чуча убить ее, потому что, мол, больше она не выдержит. J Конечно, Чуч упустил эту возможность. По какой-то полузаброшенной дороге четверка владикавказцев добралась до знаменитого ресторана «Сосруко» в виде головы нарта, откуда мы спустились по канатной дороге вниз к парку. Было очень приятно поболтать ногами, сидя в удобном кресле после столь длинной прогулки. К тому же на верхней станции канатки продают жаренные семечки... Поплеваться с высоты - это ж вообще отдельное наслаждение.

В парке мы добили себя вращающимися качелями и «Сюрпризом», после чего поспешили на автобус. Автобуса не было, но нам удалось сторговаться с одним таксистом на 50 рублей (цена автобусного билета) с каждого, сели в его белую "Волгу" и проснулись мы на Архонском перекрестке (Владикавказ).

* * *

Пуштунка и Чуч в парке. Такой вот у нальчан календарь...Впечатления от города очень смешанные, но скорее положительные. Однозначно, что ради смены обстановки в Нальчик ездить можно, можно там и неплохо погулять, отдохнуть и проч. Маршрутки в Нальчике дорогие, улицы и девушки симпатичные, милиционеры добрые - ну настоящий курорт.

Впечатления от встреч с Шашлычниками... Нету их. Мы повидали только Лялю и Нежное Облако. Malu утверждает, что приходила на Центр. Неужели она не заметила Чучева ярко-красного журнала «Корея»?! J

Когда приедем в следующий раз, сказать трудно. Esperu ĉiam!

А тут впечатления небезызвестного парня по имени roma .

Фотографии сделаны на плёнке Fuji-200 и проявлены в магазине "1000 мелочей" (Владикавказ). Что называется, информация для потребителей :)) Попробуем еще сделать в Петербурге...


[1] Мария Темрюковна, любимая жена Ивана Грозного.
[2] «Ты не боишься, что он убежит с этим фотоаппаратом?» (эсперанто)

26/08/2001



Hosted by uCoz